Мясковский. Диалоги

Ненаглядный Колечка

13 марта 2021
13 марта, 2021
Мясковский. Диалоги

В Свердловской филармонии провели фестиваль к 140-летию Николая Мясковского, отметив заодно и юбилей его младшего коллеги и друга Сергея Прокофьева.

Из трех концертов центральным стал вечер «Диалог длиною в жизнь. Мясковский vsПрокофьев», посвященный истории взаимоотношений двух композиторов. Восстановить ход событий, показать особенности личности обоих через «чтение» их переписки предложила музыковед, обозреватель «Радио России» Ольга Русанова. Она оказалась большим фанатом этой темы: книга писем, охватывающая более 40 лет общения Прокофьева и Мясковского, у нее – настольная. И ее можно понять: литературный дар композиторов настолько самобытен, настолько колоритна стилистика речи («Дуся-Мяскуся, миленький Нямушеночек», – так обращался Прокофьев к другу), что, начав читать, оторваться невозможно. Ольга проделала серьезную работу драматурга, чтобы «снять сливки» и создать емкий, содержательный сценарий.

Музыкально-литературных композиций сейчас – тьма-тьмущая, переписки Чайковского и Надежды фон Мекк, письма Шопена к Жорж Санд и так далее то и дело становятся поводом для создания различных программ. Но результат, как правило, разочаровывает. Прежде всего, из-за качества отбора текстов и их сценической подачи – скучного «чтения по бумажке».

В Екатеринбурге получился маленький спектакль: справа за столиком с лампой с желтым абажуром сидел Николай Ротов в образе степенного Мясковского, слева – у зеленой лампы импульсивный, реактивный Борис Зырянов – Прокофьев. Эти эпитеты отражают то, как подавались ими фрагменты переписки – с элементами актерской игры, выразительной жестикуляцией и смешными мизансценами. «Я ни минуты на Вас не “дулся” за Ваш гнусный поступок касательно моей симфоньетты», – заявлял Прокофьев, и демонстративно поворачивал стул спиной к Мясковскому, в ответ на его разгромное письмо…

Между ними свободно передвигалась автор идеи, Ольга Русанова, говорившая слова от себя – о своих ощущениях, о судьбе своих героев, иногда непосредственно обращаясь к ним. Получилась динамичная, цепляющая история, удачная еще и лаконичным хронометражем: по 50 минут каждое отделение.

Музыка стала четвертым участником концерта. Энергичные Этюды Прокофьева, кстати, тоже малоизвестные (не без полемичных «кивков» в сторону Шопена), окаймляли вечер. Юрий Фаворин продемонстрировал не только «стальные мускулы», могучую порывистость (как писал Мясковский) и задиристость Сергея Сергеевича, но и его нежность, склонность к мистике, выразив это в неожиданно-колдовском пиано. Первая «Причуда» и Третья фортепианная соната вскрыли тесную связь Мясковского с эпохой модерна, с романтической меланхолией Метнера и трансцендентным космизмом Скрябина. Юрию Фаворину очевидно близок этот круг образов, он наслаждался сам и смог передать обаяние «неяркой красоты» Мясковского публике. Пожалуй, в меньшей степени увлек пианиста Финал Седьмой сонаты Прокофьева, в котором хотелось большей стремительности и напора.

В центре оказались вокальные циклы: «Мадригал» Мясковского, «Пять стихотворений Ахматовой» Прокофьева и снова Мясковский – романсы на стихи Блока, самая большая удача в этот вечер певицы Марии Остроуховой, выступившей в альянсе с екатеринбургским пианистом Константином Тюлькиным.

Этот концерт, как и весь фестиваль, транслировался на сайте Свердловской филармонии исобрал более 50 тысяч просмотров – великолепный итог и, даже можно сказать, триумф всех причастных к этому фестивалю. Стоит подумать о продолжении столь удачно найденного формата, позволившего такую серьезную, непопулистскую тему сделать увлекательной и близкой такому количеству людей.

Текст: Евгения Кривицкая

Другие публикации