Барок-н-ролл и не только: сюрпризы нового сезона филармонии

18 февраля 2019
18 февраля, 2019

Мягкий, тусклый свет настольной лампы спасал комнату от темноты робко и неуверенно. Казалось, еще немного и нить накала не выдержит: порвется, если не от скачков напряжения в сети, так от напряжения моего собственного, мысленного. Легкое мерцание придавало всему происходящему мистический оттенок и диктовало правила игры. Да, именно игры, ведь выбор филармонических абонементов – тот еще квест.

Ночь на первое февраля была бессонной. Когда часы пробили двенадцать, Свердловская филармония одномоментно «вбросила» на сайт все абонементы следующего сезона. И чашка ванильного капучино оказалась не только оправданной, но необходимой. Скажу прямо: этот вечер я ждала не меньше новогоднего. А как иначе, ведь филармония гарантирует: все музыкальные желания, загаданные в полночь, точно сбудутся.

«Творческие силы» филармонии подготовили более 40 уникальных абонементных серий и этого оказалось достаточно, чтобы сбить с толку меломана. В романтическом полумраке я листала страницы сайта и понимала: на сей раз музыкальной измене быть, пианистам придется подвинуться.

Первым внимание привлек абонемент «Жемчужины барокко». Сменить привычный курс решила без резких движений, поэтому переход от фортепиано к клавесину был предсказуем. Притягивало и само название серии – не просто красивый заголовок, а попытка «с порога» вызвать нужную ассоциацию. Захватить слушателя звучанием слов: ажурным, витиеватым, таким же, как и музыка конца эпохи Возрождения. Я смотрела на заглавие и вспоминала историю происхождение понятия «барокко». Одна из версий возникновения этого слова связана с португальским «perola barocca». Что в переводе означает – жемчужина необычной, причудливой формы, не имеющей оси симметрии. Вот так-то: еще не слушала концерты, а уже погрузилась в особенности конкретного музыкального стиля. Вообще-то я – крепкий орешек и была уверена, что сначала просмотрю все предложения, а уж потом сделаю выбор. Я ошиблась. А вы смогли бы отказаться от концерта вундеркинда-клавесиниста, который не только внешне напоминает рок-н-рольщика, но и взгляды имеет соответствующие? «Музыкой невозможно обладать, она свободна и никому не принадлежит», — сказал как-то француз Жан Рондо в одном из своих интервью. Будучи пятилетним мальчиком, он услышал по радио звучание клавесина и с ходу заявил родителям, что тоже хочет играть «на этом». Он бредил музыкой с малых лет. Как и многие дети, надевал наушники и слушал композиции по дороге в школу. Классика, джаз, современные сочинения – все это присутствовало в плей-листе. В итоге, Жан Рондо окончил Парижскую консерваторию, стал профессиональным музыкантом и свободным художником. В 2015 году он получил премию «Victoires de la Musique Classique» в категории «Инструментальное откровение года». Читала биографию клавесиниста и тихо радовалась, что в следующем сезоне это «откровение» будет доступно уральским слушателям. Представляла, как господин Рондо выйдет на сцену Свердловской филармонии в джинсах и даже не снимет с запястья свои металлические браслеты. Или наоборот снимет, но не браслеты, а обувь – и такое случалось. Предалась мечтаньям о музыке Баха в интерпретации французского гения и на радостях приобрела абонемент. Уже потом в цикле концертов «Жемчужины барокко» я обнаружила другие достойные имена. Поняла, что в Большом зале филармонии для меня споет всемирно известная вокалистка и обладательница «голоса ангельской красоты» Юлия Лежнева. Там же доктор искусствоведения Питер Дирксен попробует доказать мне, что «музыка – это универсальное переживание». А Тарас Багинец, в компании с солистами УАФО и УМСО, представят свои интерпретации сочинений Вивальди. Что тут скажешь? Я – везунчик!

В эту ночь находкой стал и абонемент – «Сердца четырех». Организаторы сообщали: цикл концертов посвящен искусству ансамблевой игры. Давно намеревалась провести свою личную филармоническую реформу и, компонуя график выступлений, поставить оркестровый репертуар не на первое место. Сделать шаг в сторону от могучего «гомона» большого коллектива. Если вы когда-нибудь думали сбежать от городского шума и суеты, то подобное ощущение испытывали наверняка. Мне действительно хотелось попрощаться с нагромождением звуков, забыть о раскатах трагической музыки и даже монументально-торжественные произведения оставить в прошлом. Оставить в прошлом на время – не навсегда. И сидя в еле освещенной комнате, где воздух был пропитан тишиной, я почувствовала острую необходимость в музыке камерной. Чем меньше артистов на сцене, тем ярче слышишь голос каждого отдельного инструмента, тем глубже можешь проникнуть в суть сочинения. Так занятно бывает распутывать хитросплетения музыкальных тем и голосов! Контраргументов в противовес идеологии «меньше народа – больше кислорода» у меня не нашлось. С каждой минутой желание приобрести абонемент становилось все сильней. Государственный квартет имени Бородина, Трио имени Хачатуряна и струнный квартет Свердловской филармонии – коллективы, выступления которых нам клятвенно пообещали. Имена исполнителей, заявленных в программе, их регалии, послужные списки и отзывы поклонников сделали покупку неизбежной.

Несколько часов ушло на то, чтобы изучить все предложения Свердловской филармонии. Кроме двух вышеназванных, с особым интересом читала содержание программ для семейного прослушивания: «Музыкальная азбука», «Путеводитель по оркестру», «Сказки с оркестром», «Органный час для всей семьи». И хотя создавались эти циклы явно в расчете на семейные выходы, организаторы не сбросили со счетов и взрослых меломанов-одиночек. В проекте абонементных серий они резонно оговорили возраст публики – от 10 до 100 лет. Я и сама в ночной эйфории чуть было не схватила 105 абонемент, очень захотелось услышать музыкальные сказки. Еще немного и младенческая вера в чудеса проявила бы себя во всей красе.

Признаюсь, в течение ночи стрелка на экране монитора еще много раз замирала возле виртуальной кнопки «Купить абонемент». Но нажать ее вновь я решилась, когда увидела в проектах имя скрипача Никиты Борисоглебского. «Сектор «приз» на барабане», — произнес внутренний голос и решение о покупке абонемента «Молодежка плюс» я приняла мгновенно. Думаете, этот исполнитель когда-то стал первым проводником в мир скрипичной музыки? Вовсе нет, им был Сергей Крылов, выступление которого заявили в рамках абонемента «Главный». Быть может, глаза затуманили имена некоторых партнеров по сцене – потрясающих пианистов Бориса Березовского и Николая Луганского? Но тогда я с легкостью могла бы выбрать абонемент «Высшая лига. Stainway-вечера» и попасть на их личные концерты. А что, если я поддалась примитивной логике и посчитала: самый молодой Заслуженный артист России уж точно играет как Бог? И опять мимо. По правде говоря, симпатия к музыке Никиты Борисоглебского – дело случая. Впервые выступление этого скрипача я слушала живьем в марте 2017 года. В зале Свердловской филармонии оказалась неожиданно, приняв спонтанное приглашение от коллеги. В тот момент я даже позволила себе сомневаться в правильности принятого решения. Программа вечера совершенно не вдохновляла, а если говорить честно – я боялась того эффекта, который может вызвать музыка Шостаковича. Понимаете, слушать скрипичный концерт Дмитрия Дмитриевича – это, в некотором смысле, бросаться грудью на амбразуру. Но я — девушка отчаянная, бросилась и не пожалела. Музыковеды твердят, что главная идея концерта – преодоление обстоятельств, я же чувствовала нечто иное. По мере того как звуки скрипки завладевали вниманием, в голове возникали разные художественные образы. Одной из самых ярких стала картина заснеженных горных вершин, освещенных восходящим солнцем. Ничего не предвещало такого видения, но стирать из памяти этот фантом воображение отказывалось наотрез. Я будто сама находилась на высоте нескольких тысяч метров над уровнем моря, стояла по колено в снегу, вдыхая свежий морозный воздух. Что я могла испытывать, смотря на это великолепие – белоснежное и бесконечное? Почти священный трепет. И это состояние – лучшее доказательство присутствия в зале музыкальной магии. Ты сидишь на первом ряду и единственное, что отчетливо можешь видеть в реальности – блеск лаковых туфель солиста. Что я «наблюдала» на самом деле – описано выше. Уже много позже прочла строки из романа «Титан» Теодора Драйзера и впечатление от концерта стало абсолютно целостным и понятным: «Можешь ты обратить свой взор к восходящему солнцу? Тогда радуйся. И если в конце концов оно ослепит тебя – все равно радуйся! Ибо ты жил».

Видео, которое вы только что посмотрели, снято совсем недавно – в начале февраля этого года. Естественно, ни исполнитель, ни его агент понятия не имели об ассоциациях, возникших у отдельного слушателя почти два года назад. Это – телепатия в действии, не иначе. Итак, желание стать владельцем новых абонементов как можно скорее, заставило меня провести у компьютера полночи. Уверена, многие из вас тоже не стали оставлять выбор концертов классической музыки на потом. А тем, кто до сих пор не поинтересовался новыми предложениями филармонии, говорю: вы можете сделать это в любое время дня и ночи. Заходите на сайт, изучайте программы и верьте, что музыкальные чудеса случаются.
 

Другие публикации

Коллективы