Оркестры России: место встречи

6 октября 2021
6 октября, 2021
Симфонический форум

В Екатеринбурге в шестой раз состоялся Симфонический форум России. Он организован Союзом концертных организаций страны и Свердловской филармонией.

По словам Александра Колотурского, директора Филармонии (и гостеприимного хозяина для деловых гостей со всей страны), на Форуме «в живом диалоге рождаются и воплощаются современные идеи развития симфонического дела», и это дает «возможность российским оркестрам сдвинуться с места».

В программе нынешнего собрания, отложенного из-за пандемии, но все-таки состоявшегося – выступления восьми оркестров и девяти дирижеров, с музыкой разных времен и народов. Это масштабный творческий фестиваль, где встречаются коллективы из многих городов (на этот раз – от Красноярска до Москвы). Исполняются – и это принцип – чисто оркестровые вещи, без солистов.

Концерты в 2021 году проходили не только в столице области и в основном здании Филармонии, но, что важно, и в малых городах – Ирбите, Каменск-Уральске и Асбесте.

Конечно, были трансляции, расширяющие аудиторию в разы. Я, честно говоря, не припомню аналога такой гастрольной встрече регионов на уровне оркестров. Это – в хорошем смысле – соревнование творческих амбиций позволяет понять общий и частный эстетический расклад. Сравнить потенциалы. Поразмыслить над творческой картиной российской филармонической жизни.

Не менее значительная часть форума – деловая программа, включающая двухдневные дискуссии и доклады по кругу проблем симфонической отрасли, деятельности оркестров и работы филармоний.

Здесь тон задавали руководители региональных филармоний и концертных организаций, ученые (экономисты и социологи), чиновники, ведающие культурой, педагоги и пиарщики. Им было что обсудить в рамках решения задачи «строить единое концертное пространство страны».

Искусство

Итак, девять оркестров. Прежде всего (на открытии и закрытии) – Уральский академический симфонический оркестр, базирующийся в Свердловской филармонии. Ему, кстати, в этом году исполнилось 85 лет.

Плюс Российский национальный молодежный оркестр, Российский национальный оркестр, оркестр Symphonica ARTica. А также коллективы из Ульяновска, Красноярска, Томска и Уфы.

Среди дирижеров-участников – Дмитрий Лисс, Димитрис Ботинис (их удалось послушать), Юрий Ткаченко, Фабио Мастранджело, Владимир Ланде, Михаил Грановский, Сергей Крылов, Дмитрий Крюков и Алексей Богорад.

Дмитрий Лисс. художественный руководитель и главный дирижер Уральского оркестра, предложил на концерте-открытии Вторую симфонию Рахманинова и музыку балета «Весна священная». Концепция удачная и внятная: сопоставить произведения соотечественников и современников, совершенно друг на друга не похожих.

Между симфонией и балетом лишь несколько лет разницы по времени создания, но кажется, что гораздо больше. Если Рахманинов выступил как завершитель долгой традиции, и имел успех, то Стравинский пролагал новые пути и удостоился скандала.

Казалось бы, эта очевидность – типовое бытие консерватизма и радикализма – должна смягчиться со временем. Ничуть не бывало. И в наши дни отношение к музыке обоих композиторов или повторяет прежний расклад (разве что без скандала), или, наоборот, предстает в зеркальном отражении: многие современные молодые слушатели и авторы музыки не любят Рахманинова, считая его… ну скажем так, слишком сладким. Зато Стравинский ими уважаем.

Трактовки Лисса убедительно доказали, что назвать Рахманинова сладким можно только не вслушиваясь как следует в музыку, или иронически, в кавычках, как неточный шаблон. А привычная уже «терпкость» молодого Стравинского так же, по сути, классична, как классичны, например, работы Пикассо. Не в смысле «они уже стали классикой», а по уровню композиционного мастерства, объему и важности решенных задач, самобытной яркости авторской формы.

Лисс и его оркестр играли Рахманинова без эмоционального педалирования: не было картинных «бескрайних полей», «березок» и прочих поверхностных ассоциаций. Не возникало вообще никакой литературщины. Была ясно прочитанная музыкальная структура, ненавязчиво поданная изысканность гармонического языка и мелодики. И обстоятельное внимание к разного рода музыкальным перекличкам, придуманным Рахманиновым для переживания частей симфонии как единого целого. При этом некоторая внешняя сдержанность, которая идет «элегическому строю» композитора, не только не скрывала полновесность эмоций, но их и создавала.

Что касается «Весны священной», то оргиастическое начало и стихия неистовства у Лисса не бушевали, как лесной пожар, но отнюдь и не тлели. Дирижер воспринял колкие, утробные диссонансы партитуры как антагонистов лирике Рахманинова. Если Рахманинов, при всем драматизме раздольной кантилены, искал и находил психологическую гармонию, то Стравинский интересовался дисгармонией. То есть рваной асимметрией, «косолапостью» музыки, шаманским камланием и ритмической эквилибристикой. Именно это Лисс и подчеркнул.

Осталось сказать про Димитриса Ботиниса и его программу, исполненную с РНМСО.

Совсем недавно я слушала Седьмую симфонию Бетховена с тем же оркестром, но с другим дирижером. То был Филипп Херревеге, раскрывший в популярной партитуре новые впечатляющие возможности.

Ботинис же предпочитает вполне традиционный, даже старомодный подход: «жирный», тяжеловесный звук огромнейшего (в Бетховене-то зачем?) оркестра, неистовые форте, прямолинейный напор, простой расклад «громко-тихо» и минимум рефлексии.

РНМСО, который с Херревеге проявил чудеса качества, тут словно утерял способность к нюансам. А исполненные позже интереснейшие разные вещи совсем иной стилистики («Тиль Уленшпигель» Рихарда Штрауса, «Ученик чародея» Дюка и «Вальс» Равеля) по звучанию были похожи одно на другое, да и несомненный юмор Штрауса и Дюка куда-то, увы, испарился.

Вокруг искусства

Деловая программа форума длилась два дня. Здесь тон задавали не музыканты, а руководители региональных филармоний и концертных организаций, ученые (экономисты и социологи), педагоги и пиарщики. Им было что обсудить в рамках решения проблемы увеличения концертной аудитории («агрессивно двигаться в общество», как сказал Александр Колотурский).

Панельные дискуссии и доклады развернулись по темам «Точка отсчета. Где находимся» (концертная деятельность в России: экономика и управление), «Образование» (Как изменить будущее оркестра), «Формы и опыт в концертных организациях», «Возможности учебных заведений», «Цифровизация» и «Цифровое поколение: новый зритель».

Каждая тема может занять не один день, но даже относительно краткое обращение к актуальности повседневной жизни оркестров дало массу возможностей для раздумий, выводов и будущих практических действий.

Вот, например, мониторинг деятельности симфонических оркестров страны за 2019 год. Данные о средней зарплате: в одном оркестре она больше ста тысяч, в другом – меньше двадцати. Кроме того, зарплата 68% музыкантов в оркестрах России ниже средней зарплаты по региону. Так решили местные власти. Какое качество исполнения можно требовать в этом случае?

А вот факты разного рода «оптимизации» и (или) слияния, предпринимаемые далекими от культуры «эффективными менеджерами». После такой деятельности на месте творчества может остаться выжженное поле или мокрое место.

Еще. Деятелей культуры плохо слышат, когда они говорят: нельзя оценивать деятельность культурных учреждений по объему доходов и числу мероприятий. То, что Россия занимает нижние строки в расходах на культуру в Европе, а в 2020 году в стране на культуру было выделено всего 0, 57% от ВВП – тоже радости не прибавляет. Ибо, как сказала Валентина Музычук, специалист по экономике культуры, «те, кто понимает важность креативной экономики, вкладываются и в культуру».

В общем, проблем много, и они, конечно, усиливаются в период пандемии. Тем не менее, директор Московской филармонии Алексей Шалашов уверен, что «нет иного пути, чем качество концертов», ибо к власти нужно апеллировать «результатами творческой деятельности».

Речь в дискуссиях также шла о необходимости четких концепций развития филармоний, о дефиците худруков и главных дирижеров, о недостатке некоторых музыкальных специалистов (духовые прежде всего). И, что вселяет тревогу, о ненадлежащем уровне подготовки оркестровых исполнителей в музыкальных вузах страны.

Были оглашены итоги опроса 15-ти российских дирижеров, которые, все как один, сетовали на незнание выпускниками репертуара, слабые оркестровые навыки, неумение быстро реагировать на дирижерские указания, неважную теоретическую подготовку и т.д.

Главная педагогическая ошибка, говорили ораторы, что в наших музыкальных вузах готовят солистов, нацеливают людей на сольную карьеру. Ансамблю и оркестру в обучении не уделяют должного внимания, хотя в реальности выпускники в большинстве случаев приходят играть именно в оркестр.

Проблему частично решают молодежные оркестры, число которых в регионах увеличивается. Тем не менее, участники форума убеждены в необходимости серьезной корректировки государственных стандартов обучения, ибо в их несовершенстве (можно долго перечислять) во многом заложен корень зла.

При обсуждении внедрения цифровых технологий в филармоническую деятельность, от трансляций до пиара, ораторы деловой программы рассуждали о множестве вещей. О потенциальном расширении аудитории путем увлекательных (для молодежи – особенно) интернет-рассказов о музыке и музыкантах. О цифровизации услуг, снятии логистических барьеров и формировании информационного пространства, в том числе – в соцсетях. О пропаганде музыки, оцифровке нот и архивировании записей. Об изучении, обучении, сохранении, поиске и многом другом.

Специалисты по IT давали ценные практические советы, пиарщики делились опытом успешного пиара (хотя последнее, вопреки их победным рапортам, далеко не столь однозначно: большое число читателей музыкального лектория или рост потребителей рекламы агентства коммуникаций, то есть показатели кликов, вовсе не означают реального прибавления концертной публики).

К сожалению, в прениях по цифровизации не был сделан внятный акцент на то, что живую музыку ничем не заменишь. Ведь репродукция картины не заменит оригинала, а видео морского прибоя – купание в море.

Но важно, что слова не останутся просто словами. Решения Форума (так задумано) должны воплотиться в конкретные документы с реальными предложениями, которые, по идее, будут направлены в соответствующие органы власти. От имени российских концертных организаций и во имя музыки.

Текст: Майя Крылова

Источник: ClassicalMusicNews.Ru

Другие публикации