Музыкальный летописец

11 марта 2021
11 марта, 2021
Мясковский. Диалоги

Выдающемуся композитору, музыкальному педагогу, критику, музыкально-общественному деятелю Николаю Яковлевичу Мясковскому 20 апреля исполняется 140 лет. При жизни его произведения постоянно с успехом исполнялись и на родине, и за рубежом. А вот во второй половине XX века и в наше время сочинения стали звучать незаслуженно редко. Свердловская филармония взялась восстановить справедливость и представила слушателям интереснейший проект «Мясковский. Диалоги», чтобы по сути заново открыть нам сегодняшним самобытного, глубокого и интересно мыслящего композитора.

Стартовал проект 9 марта вечером «Диалог с эпохой». С эпохой сталинской – страшной и жестокой. И первым прозвучало одно из самых последних сочинений Николая Мясковского. Струнный квартет № 13 (1949 год) написан уже после печально известного Постановления ЦК ВКП(б) 1948 года «Об опере «Великая дружба» В. Мурадели», где выдающиеся композиторы того времени (в том числе и Мясковский) были обвинены в формализме. Слушая эту музыку, понимаешь, что автор не стал «упрощаться» в угоду партии, а лишь продолжил опираться на вполне узнаваемые образы, и показал всю полифонию жизни. С одной стороны, в квартете мы слышим его личное высказывание. А с другой, конфликт времени Мясковский неожиданно преподносит в аллегорическом сказочном изложении (2 ч. Presto fantastico). И за этой ерничающей, суетящейся и заполоняющей собой все пространство «нечистью» с дистанции нашего знания о той эпохе вполне четко вырисовываются параллели с реальной жизнью. Былинное повествование, отзвуки похоронного марша, трагичное оплакивание, неспешный убаюкивающий рассказ, взволнованное, даже лихорадочное состояние, стремительные скачки – все это изложенное своеобразным «эзоповым» музыкальным языком в обобщенном виде дает картину сложного психологического восприятия Художником большого пройденного пути (через год 69-летний композитор уйдет из жизни). А донесли это до слушателя со всей тонкостью, невероятным вниманием к звуку и форме замечательные музыканты – Мясковский-квартет (название ему было присвоено незадолго до фестиваля): Александр Зинченко (скрипка), Юлия Максимова (скрипка), Владимир Зинченко (альт), Алексей Кудинов (виолончель).

Следующее произведение человека неподготовленного вообще могло сбить с толку. Мясковский – «старец кроткий и смиренный» (невольно напрашивается параллель с пушкинским летописцем Пименом из «Бориса Годунова») – в 1947 году написал кантату-ноктюрн (!) «Кремль ночью» для тенора, сопрано, смешанного хора и оркестра. Текст Сергея Васильева в духе былины о том, что Сталин ночи напролет работает в Кремле и к нему в кабинет, минуя часовых, открывая дверь своими ключами, приходит история-старуха и дает понять, что ему надо отдохнуть... Впервые кантата прозвучала на концерте, посвященном 30-летию революции, имела невероятный успех (исполнили целиком на бис), а затем была «положена на полку» – текст разгромили, да и музыку признали мрачной и мистической. Но, во-первых, это невероятно красиво! Во-вторых, композитор сделал совершенно неожиданный драматургический ход – превратил «славильную» Вождю в мистерию, и в чем-то приблизил ее к сказочной опере (ария тенора – чем не Садко?), «нарядив» в роскошную оркестровку. (А мы помним, что Мясковский учился у Римского Корсакова и Лядова…) Уральский молодежный филармонический оркестр под управлением Александра Рудина играл настолько «живописно», что в воображении невольно всплывали разные картины. Свои богатые краски в это музыкальное полотно привнесли Клавдия Башкирцева (сопрано), Александр Трофимов (тенор) и Симфонический хор Свердловской филармонии, звучавший как единый безупречно настроенный инструмент (художественный руководитель Андрей Петренко).

Десятилетием раньше в 1937 году Николай Мясковский пишет Борису Асафьеву – однокурснику по консерватории, музыковеду, композитору: «Из сочинений моих шумят как раз такие, которые я никак не могу оценить как наиболее совершенные. … А вот новую, 17-ю (симфонию – ред.), которая, по-моему, и цельна, и целеустремленна, и гораздо богаче других по содержанию, пока стараются как-то обойти; между тем именно эту симфонию я чувствую более значительной, отвечающей моментами, но не частушкам и поплясушкам, а настоящей серьезной мысли и напряженности переживаний». Свердловская филармония напротив целенаправленно поставила Симфонию № 17 (соль-диез минор), посвященную дирижеру А. В. Гауку, в этот ретроспективный вечер. К слову, в этот же 1937 год Шостакович написал свою знаменитую Симфонию № 5. Мясковский сетовал, что его произведение не понимают, «а ведь это только психология».

Жанр симфонии для композитора стал способом бытия. Именно в этом «пространстве», на ее «языке» он мог исповедаться, передать свое ощущение времени – боль, мутный поток бесчеловечности, подавляющие столкновения и рядом с этим горькие раздумья, философское осмысление происходящего, понимание, что в мире есть прекрасное и любование им (в какие состояния гармонии нас погружает композитор – неземная красота!). При всем понимании творящегося в мире он всегда остается очень гармоничным, по-настоящему интеллигентным Художником. Излюбленные полифонические приемы помогают ему на уже нанесенные слои « красок» наносить другие прозрачные тона-звуки-смыслы и его гармония начинает подсвечиваться как бы изнутри, давая неожиданные свежие, мягко-пряные «ароматы». Он не обличает, но констатирует болевые точки времени и философски осмысляет. Это воодушевляет и придает силы. Счастье, что творения Николая Мясковского – интеллигентного летописца своего времени – сегодня снова звучат!

Автор Мария Лупанова, фотографии предоставлены пресс-службой Свердловской филармонии

Другие публикации