Екатеринбургский фестиваль «Мясковский. Диалоги» завершается на волнующей ноте великой трагической Шестой симфонией

13 марта 2021
13 марта, 2021
Мясковский. Диалоги

Российская Федерация — «Мясковский. Диалоги»: Александр Рамм (виолончель), Уральский академический филармонический оркестр, Хор Свердловской филармонии, Дмитрий Лисс (дирижер), Свердловская филармония, 13.03.2021, прямая трансляция из Виртуального концертного зала

Мясковский. Концерт для виолончели до минор, op. 66. Симфония № 6 ми бемоль минор, op. 23

Фестиваль, посвящённый музыке Мясковского, завершается концертом, в который вошли его широко известный Концерт для виолончели с оркестром и самое значительное симфоническое произведение — Шестая симфония. Мы слушаем выдающийся симфонический оркестр, который уже записал эту симфонию для Warner Classics. 

Конечно, можно было предположить, что честь празднования 140-летия Мясковского выпадет на долю двух главных музыкальных центров России. Провести такой фестиваль во времена всемирной пандемии — это феноменально. Нужно отдать должное высокому уровню организации и планирования проекта «Мясковский. Диалоги». Многим музыкальным фестивалям по всему миру можно было бы взять на вооружение некоторые наработки этого фестиваля и новаторские способы представления музыки композитора. Еженедельно в онлайн-формате транслировались диалоги о Мясковском, в которые были вовлечены как российские, так и зарубежные музыканты и музыковеды; их дополнили выставки фотографий и партитур Мясковского. Досконально была продумана программа концертов, в частности, вечера, посвящённого дружбе Прокофьева и Мясковского.

Монографические авторские фестивали традиционно проходят в Свердловской филармонии с 1990-х годов, когда представили публике сочинения Г. Канчели, С. Губайдулиной, В. Сильвестрова и других композиторов. 85 лет назад, когда была основана Свердловская филармония, музыка Мясковского исполнялась регулярно. Безусловно, состоявшийся фестиваль свидетельствует о том, что в Екатеринбурге серьёзно относятся к искусству и готовы инвестировать в художественные проекты региона. В ближайших сезонах Екатеринбург ожидает появления нового концертного зала: в 2018 году британское архитектурное бюро Zaha Hadid Architects выиграло конкурс на возведение здесь ультрасовременного здания. Его планировалось построить к 2023 году, однако из-за пандемии планы были отложены. Несомненно, что благодаря этому проекту с двумя концертными залами город войдёт в число ведущих музыкальных центров России.

Дмитрий Лисс получил образование в Московской консерватории, где учился у Дмитрия Китаенко. Он стал главным дирижёром Уральского филармонического оркестра с 1995 года, после победы на конкурсе им. Л. Матачича в Загребе. Лисс совмещает эту должность с работой главного приглашённого дирижера Филармонического оркестра Южных Нидерландов. Его запись Шестой и Десятой симфоний Мясковского, вышедшая на лейбле Warner Classics, получила высокую оценку критики.

Александр Рамм родился во Владивостоке, окончил Московскую консерваторию (класс профессора Наталии Шаховской)​​, также учился у Франса Хельмерсона в Берлинской высшей школе музыки им. Х. Эйслера. В 2015 году он выиграл Серебряную медаль на Международном конкурсе имени П. И. Чайковского, а в 2010 стал лауреатом II премии Международного музыкального конкурса в Пекине. Исполнитель играет на виолончели современного мастера из Кремоны Габриэля Джебрана Якуба. В последние сезоны он выступал по всему миру с несколькими великолепными оркестрами и записал Второй концерт для виолончели Шостаковича на фирме «Мелодия» с А. Сладковским и Государственным симфоническим оркестром Республики Татарстан.

Концерт для виолончели Мясковского (1944) — самое популярное оркестровое произведение композитора. В широком доступе можно найти три записи М. Ростроповича и 17 позднейших записей этого концерта. Более популярна только Вторая соната для виолончели — ещё одно произведение Мясковского, которое Ростропович продвигал на концертной эстраде. 

Вступление к Концерту (Lento ma non troppo) началось с «темы предчувствия» у виолончели, подхваченной элегическим соло фагота (Андрей Постоев), прежде чем со всей силой зазвучать в высказывании Рамма. Виолончелисту аккомпанировали флейты и гобои, придав настроению больший оптимизм — этому способствовала прекрасная игра на гобое Александра Кудинова, вызвавшая в воображении образ солнечного пейзажа, сменившего рассеявшиеся тучи. За короткой задумчивой каденцией солиста последовала очаровательная перекличка виолончели с игривыми, красочными деревянными духовыми. Всё было исполнено с большой виртуозностью, оставив в завершении I части ощущение просветления. 

II часть (Allegro vivace) началась скрипичным пиццикато и оживлённо-драматическими репликами контрабасов и валторн, позволившими Рамму продемонстрировать восхитительные виолончельные арпеджио. Затем развернулась более динамичная тема, взволнованно прозвучавшая у деревянных духовых. В кантиленном эпизоде Рамм развернул мучительно-прекрасную тему в сопровождении виртуозного гобоя и кларнета, и протяжённый эпизод с дивной мелодией был подхвачен оркестром. В эпилоге концерта элегическая тема I части вернулась в звучании медных духовых (живых красок ей придал тембр флейт). Валторна вторила той драматической тревоге, что слышалась в робких репликах виолончели. Прежде чем медленно сойти на нет, хорал медных отозвался эхом у оркестра.

Шестая симфония началась с внезапных устрашающих аккордов темы-эпиграфа (Poco largamente, ma allegro), за которыми тут же последовала главная тема I части, передающая большое потрясение и снабжённая драматичными возгласами деревянных духовых. Более, чем волнение, в воздухе повисли тревога и опасность. Дирижёр произвел сдвиг в темпе, чем привнёс умиротворение в замечательную тему валторны (Рудольф Почтарёв) и прекрасное скрипичное соло (Евгений Марков). На протяжении всей объёмной I части были ощутимы сильные перепады напряжения и эмоций. Было очевидно, что Дмитрий Лисс — прекрасный дирижёр, способный справиться с драматическими порывами, присущими музыке Мясковского, и в его оркестре есть виртуозы, такие как гобоист Александр Кудинов и трубач Павел Коваленко. Оркестр играл на максимуме своих возможностей — музыканты показали, насколько они верят в эту музыку и полны решимости раскрыть мировой публике её лучшие качества. Перед завершением I части состоялась грандиозная кульминация с последующими сольными эпизодами скрипки (Евгений Марков) и флейты (Тимофей Бушков).

Во II части (Presto tenebroso, фа минор) струнные достигли большого драматизма с помощью резко-стремительного темпа. Внезапно лирическая тема флейты нарисовала пасторальную сцену, а челеста привнесла красочность и гармоничность. Цитирование латинской секвенции Dies irae и Плача Юродивого из оперы Мусоргского «Борис Годунов», помимо тембра челесты, были облечены в прекрасное звучание скрипок с изысканным кружевным подголоском флейты. Заключительная нота трио (среднего раздела) в виде стретто валторн вновь повергла нас в мрачную образность.

В медленной части (Andante appassionato) мрачно-зловещее начало продолжило тему скерцо, после чего прозвучала сквозная тема из I части, окрашенная здесь восторженной и проникновенной страстностью струнных. Челеста представила наивную тему, словно композитор вспоминал своё детство, вскоре уступившую место сумрачной теме фаготов, а затем — превосходному вступлению кларнета Юрия Нечаева. Наконец, вернулась главная тема III части — прекрасная светоносная тема си мажор, и на неё вновь откликнулась «детская» тема челесты.

В финале симфонии (Allegro vivace — Più sostenuto — Andante molto espressivo) неожиданно громко ворвался ми-бемоль мажор и медные духовые вместе со струнными процитировали французскую революционную песню «Карманьола». За ней последовало выражение запредельных страданий и новое появление мотива Dies irae. Повторение струнными французских революционных песен «Карманьола» и «Сa ira» прозвучало, словно предзнаменование. После начального проведения у кларнета, в исполнении хора зазвучало старинное старообрядческое песнопение «Как душа с телом расставалась». Как это было впечатляюще — и одновременно наводило на размышления — услышать живое концертное пение русского хора: «Что мы видели? Диву дивную, телу мертвую». Эта музыка была невероятно проникновенной, и ключевая божественно-сияющая тема III части вернулась в звучании струнных и чудесного кларнета Юрия Нечаева, а потом медленно-медленно, утверждая ми-бемоль мажор, исчезла в небытии. 

Это был грандиозный концерт, достойно завершивший непродолжительный, но очень вдохновляющий фестиваль музыки Мясковского. Хочется надеяться, что мировая трансляция этих концертов поможет возродить музыку этого композитора.

Грегор Тэсси

Другие публикации