По следам «Евразии»

18 октября 2017
18 октября, 2017
Главная
Евразия

Международный музыкальный фестиваль «Евразия» был создан Свердловской филармонией как беспрецедентный проект, отражающий особое геополитическое положение Екатеринбурга и стремительную динамику развития региона. Он вызывает интерес ведущих музыкантов мира, привлекает музыкальную общественность, обращает на себя внимание экспертов и исследователей. Живой пульс большого музыкального праздника ощутим не только в эпицентре фестиваля, но и далеко за пределами уральской столицы.

Восемь дней фестиваля — это куда более широкий взгляд на музыкальный мир. Китайская пипа, солирующие диджеи, ансамбль шейха Хамеда Дауда и кружащиеся дервиши Дамаска (после которых 32 фуэте кажутся полной ерундой), генделевские арии итальянской сопрано Роберты Инверницци в сопровождении жильных струн, венгерский авангардист Дьёрдь Лигети раннего, соцреалистического, периода в исполнении чудесного Мюнхенского камерного оркестра с Клеменсом Шульдтом за пультом, бескомпромиссный француз Пьер-Лоран Эмар с 80-минутным циклом Гольдберг-вариаций — все эти нестыкующиеся вселенные как-то уживаются прохладными осенними вечерами в старинном аристократическом зале Свердловской филармонии.

Екатерина Бирюкова, COLTA.RU
источник

 

Акцент на современной музыке – одно из заданных условий «Евразии». В этом году на Урал были приглашены два ярких современных композитора, отчасти представляющих разные полюса в мире академической музыки. Габриэль Прокофьев, внук классика XX века Сергея Сергеевича, уже не раз посещал родину своего знаменитого деда, ограничиваясь, правда, доныне пространством Москвы и Петербурга. В мир академической музыки Габриэль пришел, пройдя основательную практику работы в стилях хип-хоп, грайм и получив серьезное образование в области электроакустической музыки. Исследователи-музыковеды не без основания считают, что в своих академических сочинениях для симфонического оркестра или для камерных ансамблей он использует элементы того же хип-хопа, подобно фольклору, к музыке Стравинского или Бартока.

Георгий Ковалевский, «Независимая газета»
источник

 

Габриэль Прокофьев:

Классическая музыка никогда не умрет. Но мы должны раздвигать границы и искать новые подходы к классике. Современная музыка должна получить новый толчок, развитие, и это должно произойти в связке с музыкой классической. <…>

Я хочу смешать поклонников и привести клаберов в академические залы, а меломанов – на танцпол. Как в литературе: люди могут читать романы, но так же с удовольствием – и газеты, и короткие статьи, и комиксы, и рассказы. Также и с кинематографом: можно смотреть и полнометражные фильмы, и сериалы.

Дмитрий Шевалдин, «Аиф-Урал»
источник

 

DJ Mr Switch:

В перерывах на репетиции я часто замечал, что музыканты оркестра подходят к вертушкам и пытаются понять, как же они работают. И они даже не пытаются скрыть, что когда я делаю очень быстрый скретчинг, им это очень сильно нравится.

Светлана Чащухина, портал Globalcity
источник

 

О том, что всё возвращается на круги своя, с завидной буквальностью информировал концерт сирийских суфиев с двумя крутившимися в белых юбках дервишами. Мужские тела, всунутые в прорезь цельного пятиметрового полотна, вращались по 10–15 минут, не помышляя о головокружении. Долгота вращений намекала на древнюю природу балетных фуэте. А звуки арабских инструментов говорили, откуда растут «ноги» у гитарных аккомпанементов фламенко и «руки» у современных рок-перкуссионистов.

Елена Черемных, «Ведомости»
источник

 

Все это не просто так, а со смыслом: вращение происходит только против часовой стрелки – как нам потом объяснили, «потому что так вращаются планеты вокруг солнца, так ходят люди в Мекке вокруг Каабы». Руки к небу – обращение к Аллаху. Правая всегда выше левой, потому что «она права, мусульмане все главное делают правой рукой – ставят хлеб в печь, дают деньги». Поддетый рукой ворот – общение с ангелами, сидящими на плечах: на правом – счетчиком наших добрых дел, на левом – злых. Надетый вначале черный плащ – символ грехов, от которых дервиш освобождается в танце, оставаясь в ослепительно белой одежде…

Сергей Бирюков, «Труд»
источники

 

Присутствие гостей и путешественников из Поднебесной становится в Екатеринбурге все более ощутимым на самых разных международных форумах. В концерте фестиваля, названном «Китайско-европейский проект», в центре внимания оказалась Линлин Юй, виртуозная исполнительница на старинном китайском инструменте пипа. Вдохновленные ее музицированием, для нее написали новые произведения композиторы Бунг-Чим Лам (Макао), Фабиан Мюллер (Германия), Дональд Юй (Гонконг), Марек Пасечный (Польша). Кульминациями концерта стали диалог виолончелиста Георгия Гусева и Линлин Юй, в буквальном смысле слова разговор западного и восточного человека, а также Концерт для пипы и струнного оркестра современного американско-китайского классика Тан Дуна.

Лариса Барыкина, «Российская газета»
источник

 

Клавирабенды двух европейцев доложили о границе, разделяющей представителей одного исполнительского цеха друг от друга наподобие Уральского хребта между Европой и Азией. Француз Пьер-Лоран Эмар потряс техничностью, контролируемой светлым разумом кабинетного ученого: так смело, рельефно и до необычного современно звучали у него «Двенадцать этюдов» Дебюсси и «Гольдберг-вариации» Баха. А немец Герхард Оппитц – профессор, пианист и пилот с патентом на вождение самолета типа «боинг», поставил в тупик Сонатой № 2 скончавшегося в 1977 г. японца Морои. В тревожном 1940 году на приемах Шопена и Рахманинова у этого композитора родился не ребенок, не лягушка, а неведома зверушка для исполнителя с ластами вместо рук. Вторым фортепианным концертом Брамса в последний фестивальный день немецкий профессор доказал свой пианизм обеими руками.

Елена Черемных, «Ведомости»
источник

 

Герхард Оппитц:

Я искренне удивляюсь, когда вижу большой интерес молодых людей к академической музыке. Столько соблазнов вокруг! Популярная музыка намного проще, а в жизни дает больше возможностей. Если юноша или девушка говорят, что выбрали для себя музыку Моцарта, Шуберта и Бетховена, то это само по себе является чудом. Считаю, нужно обладать определенным мужеством, чтобы решиться посвятить свою жизнь классике.

Екатерина Поморцева, ИА «Уральский меридиан»
источник

 

Мюнхенцы порадовали отточенным звуковым балансом и скрупулезностью стилевых интерпретаций, ведь в программе были сочинения Мендельсона, а также современного композитора корейского происхождения Исана Юна и блистательный «Румынский концерт» Дьердя Лигети.

Лариса Барыкина, «Российская газета»
источник

 

Фестиваль Свердловской филармонии «Евразия» закончился обязательной мировой премьерой. На этот раз новую партитуру для Уральского оркестра написал авторитетный итальянец, куратор музыкальной секции Венецианской биеннале Иван Феделе. Он ожидаемо изумился сноровке, с которой музыканты из далекого города на границе Европы и Азии справились с виртуозными сонористическими задачами его сочинения под названием «UR», и радостно обещал приехать в Екатеринбург снова.

Екатерина Бирюкова, COLTA.RU
источник

 

Кантата «К неизведанным землям» (1906) британского классика Ральфа Воана-Уильямса на стихи Уолта Уитмена в великолепном исполнении оркестра и хора Екатеринбургской филармонии под управлением Дмитрия Лисса поразила полноценностью красоты. В начале ХХ в. люди еще умели сочинять так, чтобы результатом последнего жизненного путешествия оказывался не страх, а чувство величия мироздания. После такой музейной редкости мировая премьера написанного по фестивальному заказу опуса UR (название содержит намек и на Урал, и на уртекст) итальянца Ивана Феделе, который шесть лет курирует концертные программы Венецианской биеннале, прозвучала сенсацией.

Елена Черемных, «Ведомости»
источник

 

Иван Феделе:

Преимущество музыки в том, что она не нуждается в объяснении, в «переводе». В любом уголке Земли звуки одни и те же, разница только в том, как в разных традициях эти звуки перемешиваются. Проблема не в музыке, а в слушателе. <…> Нежелание открывать для себя что-то новое я с сожалением замечаю не только в музыке. Свою задачу я вижу как раз в том, чтобы пробудить любопытство. Я не согласен с теми, кто говорит, что классика — это всегда прекрасно, а современная — вся непонятная. В каждом времени есть музыка красивая и некрасивая. И даже композиторы, скажем так, второго-третьего ряда, тоже нужны, потому что они создают ту почву, в которой рождаются гении.

Евгений Ячменёв, «Областная газета»
источник

Другие новости